Прошлое

«Убил тысячу немцев». Почему лучшему снайперу войны не дали Звезду Героя?

«Дело это трудное: снайпер обнаруживается только при выстреле, в другое время его засечь практически невозможно. Значит, требовалось вызвать противника на выстрел. Михаил срезал на огороде тыкву, надел на неё каску и высунул над бруствером ложного окопчика, метрах в 400 от немцев. Со стороны врага эта тыква с каской «читалась» как голова солдата. Потом Сурков переполз в другой окоп, метрах в 40 от ложного, сделал выстрел и стал наблюдать. Очень скоро по тыкве стали бить — вначале это были винтовочные выстрелы, потом ударил миномёт. Во время перестрелки Михаил и обнаружил снайпера противника. В тот день он убил своего 702-го врага».

Это слова из воспоминаний кинооператора «Союзкинотехники» Аркадия Левитана, ставшего свидетелем обычного дня лучшего снайпера Второй мировой войны — 22-летнего сибиряка Михаила Суркова. Простой парень из деревни Большая Салырь Красноярского края охотился на лесную дичь с раннего детства: опытными охотниками также являлись его отец и дед. Соболя, лисицу, белку он стрелял с большого расстояния в глаз, дабы не испортить шкурку. Попав на фронт осенью 1941 года, красноармеец Сурков начал охоту на «двуногих зверей» — солдат и офицеров вермахта. Официально считается, что сибиряк убил чуть более семисот военнослужащих Третьего рейха… Хотя, возможно, общее число покойников-нацистов достигает и тысячи: ведь многие моменты не были записаны или учтены. Тем не менее Сурков так и не стал Героем Советского Союза. Почему же?

Часами лежал на морозе

Прибыв на фронт, Сурков как отличный стрелок сразу попросил определить его в снайперы, и к 7 марта 1942 года на личном счету сибиряка было уже больше ста уничтоженных гитлеровцев. Вскоре на слёте снайперов-фронтовиков, где обсуждались достижения отдельных красноармейцев в ликвидации солдат противника, Михаил рассказал о своей засаде у села Троицкое. «Пришли с напарником затемно, устроили «гнездо», залегли в нём и хорошенько замаскировались. Вскоре после восхода солнца мы увидели, что один из немцев вышел из окопа, потянулся и стал смотреть на восток. Я посадил его на мушку и, затаив дыхание, нажал на спусковой крючок. Гитлеровец как подкошенный упал на спину. А через две — три минуты выскочил из окопа ещё один. Наклонившись над лежащим, он, видимо, хотел оказать ему помощь или узнать, что стряслось. Я выстрелил ещё раз. Второй фашист упал на убитого и придавил его своим телом». Стараясь подкараулить ту самую пару немцев, Михаил несколько часов неподвижно пролежал глубоко в снегу на трескучем морозе — минус пятнадцать градусов. Сослуживцам он говорил: «Мы в Сибири к такому привыкшие, это ещё тепло».

Семерых застрелил, троих зарезал

Сурков находился на «охоте» постоянно, прерываясь лишь на еду, а иногда и вовсе не ел и не спал сутками. В среднем летом и осенью 1942 года он уничтожал примерно 160 врагов каждый месяц, то есть больше пяти солдат вермахта за 24 часа. Стиль снайпера — всегда бить издалека, но Михаил считал, что немцев следует стирать с лица земли любыми способами, и не стеснялся периодически ввязываться в рукопашную. Его бесстрашие попросту поражало — свою последнюю награду молодой человек получил, застрелив семерых нацистов; ещё троих он заколол кинжалом в схватке, спрыгнув к ним в окоп. Кстати, в итоговый счёт снайпера троих мёртвых немцев не включили: дескать, винтовка-то в этом событии не участвовала. Бюрократия окружала Суркова с самого начала пребывания на фронте. Есть мнение, что за независимый характер и дерзкий язык его жёстко невзлюбил кто-то из начальства и откровенно «затирал» по службе. Во всяком случае, наградные листы на Михаила либо клались под сукно, либо награда занижалась. Например, представили Суркова к медали «За отвагу» — не дали, представили к ордену Красной Звезды — даровали именно… медаль «За отвагу», представили к ордену Ленина — отказали, представили к Герою Советского Союза — наградили орденом Ленина, представили к ордену Красного Знамени — вместо него получил орден Красной Звезды. Странно.

Попробуем наградить посмертно?

А ведь воевал сибиряк отчаянно. Себя не жалел — за два года сражений на фронте он был ранен 7 (!) раз и в конце концов был комиссован подчистую в 1943-м. В звании младшего лейтенанта Михаил Сурков вернулся в родное село и стал председателем сельсовета. Он жил достаточно скромно и небогато, несмотря на свою фронтовую славу, и не любил давать интервью — стеснялся. Зато по-прежнему обожал ходить в лес на охоту. Тяжёлые ранения дали себя знать: знаменитый снайпер скончался совсем молодым — в 1953 году в возрасте всего лишь 32 лет. Этот факт доказывает: он действительно воевал на самых опасных участках, а не занимался хвастовством. Некоторые западные историки считают успехи Суркова (около 1 000 убитых нацистов) «советской пропагандой». Мол, это было специально преувеличено, дабы поднять боевой дух красноармейцев. Ничего подобного. Многие подвиги Суркова были совершены при свидетелях и задокументированы. Скажем, уничтожение пятнадцати гитлеровцев за один-единственный день. Несколько раз вместе с сибиряком специально находился кинооператор, тщательно снимая «охоту» на плёнку: тот же Аркадий Левитан запечатлел, как падает немец сразу после меткого выстрела Суркова. Что интересно, на Западе никто не усомнился в истории снайпера из Финляндии Симо Хяюхя, якобы влёгкую застрелившего за три месяца советско-финской войны 505 красноармейцев… Хотя это количество жертв дано лишь со слов Хяюхя и во многих случаях не подтверждено.

…Удивительно: снайперы-фронтовики со значительно меньшим «счётом», чем у Суркова, были удостоены звания Героя Советского Союза. Более чем очевидно — Михаил «перешёл дорогу» кому-то из бюрократов среди начальства, поэтому его регулярно и обходили в орденах. Кажется, пришло время наконец-то прояснить ситуацию и наградить этого бесстрашного человека хотя бы посмертно. Когда умрут последние очевидцы Великой Отечественной, разбираться станет уже поздно.

Георгий Зотов

 

Добавить комментарий