История

Почему Гитлер не дал добить своим войскам англичан под Дюнкерком

Почему Гитлер не дал добить своим войскам англичан под Дюнкерком

Май 1940 года. Германские войска неожиданно для командования французов и англичан прорывают фронт союзников. Танковые дивизии вермахта неудержимо устремляются к побережью Ла-Манша и достигают его на одиннадцатый день операции, 20 мая. Британский экспедиционный корпус, бельгийская армия и часть французских сил прижаты к морю. Немцам остаётся немного, чтобы окончательно добить их и взять в плен уцелевших. Тогда у Англии вообще не останется сухопутной армии.

Операция «Динамо»

Эвакуация британского корпуса из района Дюнкерка, столь известная сейчас многим и у нас по культовому фильму, давно считается в Британии одной из первых её побед во Второй мировой войне. Наши же историки обычно характеризовали её как бегство англичан с поля боя и оставление их союзников-французов на произвол судьбы. Что же на самом деле?
Английские историки ближе к истине. Да, сама кампания 1940 года во Франции и Бельгии обернулась для союзников разгромом, но её дюнкерский эпизод стал, несомненно, их частным успехом. Ведь всё могло закончиться для них значительно хуже. Англичанам пришлось бросить на берегу моря почти всю материальную часть, в том числе почти 2500 артиллерийских орудий и более 8000 пулемётов. Зато они спасли самое ценное – профессиональные кадры немногочисленной сухопутной армии. Причём среди эвакуированных были не только англичане, но и их союзники.
Интересно, что ещё в начале Первой мировой войны, в августе 1914 года, когда немцы шли на Париж, командир тогдашних британских экспедиционных сил фельдмаршал Френч запрашивал правительство о позволении эвакуироваться морем, но военный министр Китченер запретил ему это делать. Теперь об этом плане новый командир британских войск во Франции генерал Горт вспомнил уже 18 мая 1940 года. Тогда же он начал отводить английские войска к небольшому плацдарму вокруг Дюнкерка и укреплять его. 20 мая британское адмиралтейство начало секвестр всех частных судов в портах Англии для обеспечения эвакуации личного состава британской армии с континента.
С 21 мая немецкие войска непрерывно сжимали полукольцо фронта вокруг Дюнкерка. Только 26 мая британские войска получили разрешение на эвакуацию. 4 июня она была завершена. За десять дней боёв на плацдарме немцы, помимо богатых трофеев, взяли в плен почти всю бельгийскую армию (будучи отрезана в районе Остенде, она капитулировала 28 мая) и примерно 50 тысяч французских солдат и офицеров. С начала кампании погибло, было ранено или попало в немецкий плен 108 тысяч британских военнослужащих. Но почти 200 тысяч британцев были спасены. Вместе с ними эвакуировались около 140 тысяч французских, бельгийских и нидерландских военнослужащих.

«Роковой» приказ Гитлера

Когда шли бои под Дюнкерком, англичане удивлялись, почему немцы не атакуют танками, чьи грозные прорывы вселили ужас в союзников с первых дней начала германского наступления. Одна лишь немецкая авиация пыталась помешать эвакуации. Лишь после войны стало известно о том, что Гитлер запретил танковые атаки на скопившихся вокруг Дюнкерка англичан.
Между тем, только быстрое наступление танковых дивизий вермахта могло отрезать английские дивизии от всех портов и сорвать эвакуацию. Ведь ещё 22 мая войска из танковой группы генерала Клейста взяли Булонь, а на следующий день блокировали Кале. Немецкие танковые дивизии находились к последнему оставшемуся порту погрузки англичан – Дюнкерку – ближе, чем основные силы британского корпуса. Оставался буквально один марш-бросок вдоль побережья.
Но 24 мая Гитлер отдал приказ вывести из боя против дюнкеркского плацдарма танковые дивизии. Задача ликвидации блокированных с суши западных союзников возлагалась на пехоту и авиацию. Мнения германского генералитета по поводу этого приказа резко разделились. Многие соглашались с мотивами Гитлера. Главнокомандующий сухопутными силами фельдмаршал Браухич и некоторые другие возражали, но им пришлось подчиниться.
Оценивая этот приказ после войны, все немецкие военные были единодушны в том, что только он позволил англичанам спасти свои армейские кадры от сдачи на капитуляцию. «То, что английской армии была предоставлена возможность эвакуироваться из Дюнкерка, – писал фельдмаршал Манштейн, – является решающей ошибкой Гитлера. Она помешала ему позже решиться на вторжение в Англию и затем дала возможность англичанам продолжить войну в Африке и Италии». Генерал Гудериан, командовавший в те дни 19-м корпусом, находившимся на острие главного удара, расценил стоп-приказ Гитлера как «оказавший пагубное влияние на весь ход войны», и вспоминал, что, когда он был получен на командном пункте его корпуса, «мы лишились дара речи».

Лучшее – враг хорошего

С тех пор не прекращаются споры о том, что побудило Гитлера отдать этот роковой приказ. Его мотивацию о том, что танковые войска, необходимые для завершения разгрома Франции, могут понести большие потери в боях на дюнкерском плацдарме, когда с находившимися там союзниками уже покончено и так, разделяли далеко не все военачальники. Высказывались разные предположения.
Много писали о том, что командующий люфтваффе рейхсмаршал Геринг хвастался Гитлеру уничтожить англичан силами одной авиации и просил предоставить ему эту честь, но, как оказалось, явно переоценил свои возможности. Наши же историки выдвинули и до сих пор поддерживают версию о том, будто Гитлер таким образом сигнализировал англичанам, что не собирается больше воевать с ними, а хочет заключить почётный мир. Мол, фюрер всегда стремился к союзу с Англией против России.
Однако показательно, что Гитлер отдал свой стоп-приказ после посещения штаба группы армий «А», наносившей главный удар. Потери танков, прошедших с боями за две недели более 500 км, составляли 30-50% штатной численности соединений – не только от огня противника, но и от поломок. Командующий группой армий фельдмаршал Рундштедт сам первым указал Гитлеру на это обстоятельство, и, вероятно, это не могло не повлиять на решение Гитлера. Ведь Франция ещё не была побеждена, ещё предстояли бои, и никто не мог знать, как долго они продлятся.
Местность же в районе Дюнкерка очень благоприятствует обороняющимся. Она усеяна зыбучими песками и болотами, где вязнет тяжёлая техника, и покрыта густой сетью ирригационных каналов. Это сполна ощутили на себе в данном районе ещё солдаты Первой мировой войны. Вот почему приказ Гитлера, который задним числом мог показаться «роковым» в свете конечного поражения Германии, в тот момент явно мог диктоваться военной осторожностью.

Источник

 

Добавить комментарий