СССР

Отчаянный рейд на Вильнюс

Платформы жалобно скрипели под весом «пантер». Эшелоны с танками неслись в Прибалтику. Здесь в середине июля 1944 года немцы хотели остановить неудержимый бег Красной армии к Восточной Пруссии. Однако первая задача «пантер» оказалась неожиданной и сложной — вытащить окружённый гарнизон Вильнюса. Что же у них получилось?
В районе Каунаса (Ковно) разгружались эшелоны с «пантерами» элитной дивизии вермахта «Великая Германия». Сама дивизия ещё оставалась в Румынии. Всего в свежем I батальоне танкового полка «ВГ» насчитывалось 79 танков Pz.V «Пантера». Сюда же, в Каунас, приезжала после переформирования и 6-я танковая дивизия.
Одним из первых прибыл батальон мотопехоты на БТР. К 14 июля из танкового полка 6-й тд прибыли 30 Pz.IV. Оставался вопрос — как использовать этот козырной туз из подвижных частей? Логичным выглядело решение зацепиться за рубеж реки Неман и крушить железным молотом «пантер» плацдармы. Да… но нет.

«Крепость» Вильнюс

В 90 километрах к востоку от Каунаса в окружении доживал последние дни и часы немецкий гарнизон Вильнюса. Первоначально он насчитывал около 12 тысяч человек. Концепция «крепостей» Гитлера летом 1944 года была для генералов чемоданом без ручки. Надежда остановить советское наступление «крепостью» в узле дорог оказалась призрачной, а в окружении уничтожались вполне реальные части. К тому же старые принципы заставляли хотя бы попытаться вытащить окружённых.

Солдаты СС на позиции во время боёв под Вильнюсом
Прибывший в Вильнюс на самолёте после окружения города новый комендант Штагель чуда совершить уже не смог. Штурмовые группы пехоты советской 5-й армии дожали «крепость» огнемётами и артиллерией. В ночь с 12 на 13 июля остатки гарнизона пошли на прорыв.
Своеобразности ситуации добавляло наличие на полпути в Вильнюс 1067-го полка «Валькирия», который также называли «группой Толсдорфа» — по имени командира. Восьмого июля 1067-й полк отправился на выручку гарнизону Вильнюса, но его обошли и блокировали советские войска в озёрном районе у Ландварово. Именно сюда вышли сначала несколько сотен человек вместе со Штагелем, а затем и остатки гарнизона Вильнюса — всего около 3,5 тысяч человек.

Момент внезапности

Несмотря на потерю Вильнюса, немецкое командование решило ударить в глубину и вытащить группу Толсдорфа и остатки вильнюсского гарнизона. Собранные в кулак «пантеры» ВГ и Pz.IV 6-й тд казались серьёзным аргументом. Возглавил ревущую моторами боевую группу командир 6-й тд Р. фон Вальденфельс. Немецкому плану везло: советские стрелковые части наступали на запад и лишь временно закрепились на подходе к Неману.
Утром 15 июля 1944 года к наспех выкопанным траншеям из предрассветной дымки выкатились толпы танков с крестами. За ними шли БТР с мотопехотой, что стало крайне неприятным сюрпризом. Под удар у деревеньки Врублевщина попали два полка: один из 277-й сд, второй — из 63-й сд. Хуже того, в тылу 277-й сд на пути «пантер» оказался гаубичный артполк 3-й гвардейской дивизии прорыва РГК.


«Пантера» и Pz.IV 6-й танковой дивизии вермахта
По докладам артиллеристов, пехотинцы поддались панике и побежали. Причём были брошены исправными три пушки ЗИС-3 артполка 277-й сд. Их подобрали бойцы гаубичного артполка, применив для стрельбы по танкам. ЗИС-3 — более подходящее противотанковое средство, чем 122-мм М-30. За день потеряли сразу семь гаубиц. Людские же потери артиллеристов составили 25 человек убитыми и 150 ранеными — причём не только простых солдат, но и офицеров. Про «трофеи» командир 3-й гвардейской АД РГК Рожанович зло писал наверх: «Орудия находятся в 214-м гв. ГАП и без Вашего приказа возвращены владельцам их не будут».
Несколько сгладило обстановку прибытие 703-го ИПТАП с 76-мм ЗИС-3, хотя к утреннему бою он уже не успел. Благодаря противотанкистам удалось взять документы из одного из подбитых танков и выявить появление «Великой Германии». Также ИПТАПовцы пеняли на беспечность артиллеристов гаубичного полка, которые привыкли работать навесным огнём и вовремя не поставили орудия для отражения атаки танков.

В пустоте

Опрокинув оборону, «пантеры» покатились дальше по шоссе на Вильнюс. До Жижморы боевая группа 6-й тд с «пантерами» добралась уже к 7:00, к Кокленишкам— к 8:00. Здесь «пантеры» столкнулись с советскими танками.
Далее танки и БТР группы фон Вальденфельса неслись практически в пустоте. В 11:00 передовые машины из 6-й тд добрались до штаба группы Толсдорфа в деревеньке Безводная, буквально в двух шагах от Вильнюса. Обошёлся этот бросок 15 июля в семь потерянных «пантер».

Подбитая «Пантера»

Соперники ожидаемые и неожиданные

Глубокий прорыв «пантер» в советский тыл мог иметь самые тяжёлые последствия. Однако именно в это время поперёк полосы 3-го Белорусского фронта перебрасывалась по приказу сверху 5-я гвардейская танковая армия П. А. Ротмистрова. Её задачей было обойти немцев на Немане с фланга и ударить дальше на запад, на Расейняй.
29-й тк, полк ИСУ-152 и мотоциклисты стали резервом, направленным вечером 15 июля против вражеского прорыва. Правда, к тому времени численность 29-го тк после тяжёлых боев под Минском просела до уровня одной полнокровной бригады.

Бежать, только бежать

Немецкий танк Pz. IV 6-й танковой дивизии с танкистами на броне
К вечеру 15 июля боевая группа 6-й тд находилась в глубине боевых порядков советской 5-й армии, обложенная со всех сторон. Стрелковые части 72-го ск, пропустив «пантеры» по шоссе на Вильнюс, с олимпийским спокойствием продолжили наступать к Неману. Подумаешь, куда-то в тыл по шоссе укатили в сизой дымке выхлопа «пантеры» и Pz.IV с десантом на броне! Неман важнее.
Да и вообще — потери за 15 июля были невелики, буквально единицы убитых.
Само шоссе могли в любой момент перерезать. Только катающиеся туда и обратно «пантеры» мешали это сделать. Долго это продолжаться не могло. Немцы не знали, но против них уже разворачивались с переправ через Вилию подразделения 5-й гвардейской ТА.
Приказ из штаба немецкой 3-й ТА требовал от фон Вальденфельса вернуться в Каунас к полуночи. В итоге в 22:00 на запад двинулись конные обозы группы Толсдорфа, а вскоре за ними последовали оставшиеся танки группы Вальденфельса, посадив на броню пехотинцев группы Толсдорфа и остатков гарнизона Вильнюса. К утру 16 июля они достигли линии фронта.

Итог

Суточный рейд Вальденфельса после войны даже попал в копилку боевого опыта, собранного американцами из опросов немецких генералов. Каковы же были реальные итоги рейда?
Да, удалось вытащить из советского тыла группу солдат и офицеров вермахта. Танки скатались в тыл и вернулись под лозунгом «Я от бабушки ушёл, я от дедушки ушёл». Однако в I батальоне танкового полка «Великая Германия» 17 июля в строю осталась всего 21 «пантера», ещё 16 Pz.V числились в краткосрочном ремонте и 28 Pz.V — в долгосрочном ремонте. Исходя из первоначальной численности полка, 11 машин ушли в безвозврат. Боеспособность полка «пантер» резко снизилась, и в начавшейся борьбе за Неман они уже не могли сказать своё веское слово — тем более, что в ночь с 16 на 17 июля началось форсирование реки советской пехотой. Шансы на дальнейшее выживание у вытащенной группы и всех собранных войск резко падали.
Сколь бы цинично это ни прозвучало, но ощутимый эффект давала «крепость» только с гарнизоном из смертников. Всё остальное лишь приводило к потерям, несоразмерным с результатом.
© Алексей Исаев

Источник

Добавить комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com