История

«Мы лучше большевиков»: чьи останки немцы перезахоронили в Севастополе в 1942 году

«Мы лучше большевиков»: чьи останки немцы перезахоронили в Севастополе в 1942 году

Политика индустриализации в СССР требовала дополнительных ресурсов. С этой целью большевистское руководство начало изъятие цветных и черных металлов у православных церквей и монастырей. Например, срывалась обивка с куполов, переплавлялись колокола, разбирались церковные алтари. В Крыму местные большевики решили пойти еще дальше.

23 февраля 1933 года комиссия по делам культуры городского совета Севастополя, в лице ее председателя А. Ибраимова, санкционировала вскрытие гробниц Владимирского собора, в которых хранилась останки Лазарева, Корнилова, Истомина, Нахимова и еще девяти адмиралов Черноморского флота. Та же участь ждала могилы участников русско-турецкого конфликта 1877-1878 годов, Крымской, Японской, Первой мировой войны. Главной целью вскрытия захоронений русских воинов стал цинк, из которого были сделаны гробы.

Цинковые гробы на консервные банки

В январе 1934 года руководитель крымского треста «Металлолом», Владимиров, запросил у совета Севастополя разрешения на изъятие 150 цинковых гробов из братских воинских захоронений, в которых покоились тысячи участников Крымской войны. В этом некрополе завещали похоронить себя многие участники обороны Севастополя, после окончания войны, жившие за пределами Крыма, но после смерти, пожелавшие лежать рядом с боевыми товарищами.

Разрешение было получено и часть изъятого цинка продали консервному заводу «Серп и Молот», а инспектор Бартле, который оформил продажу, за реализацию важного для оборонной промышленности сырья, получил взыскание. После этого о цинке забыли, и к осени 1935 года на севастопольском городском кладбище, под открытым небом лежало 200 гробов. Часть останков, которые остались без гробов кладбищенские работники закопали в братские могилы.

Перезахоронения останков

В первых числах июля 1942 года нацистские войска заняли Севастополь и для пропагандистских целей оккупационная администрация решили устроить почетное перезахоронение останков солдат. Таким образом, немцы демонстрировали населению города, что они воюют не с русскими, а против большевиков. Хотя еще 16 июля 1941 года на совещании с высшим военным командованием рейха Гитлер заявил, что Крым — исконно германская земля и всех чужаков с полуострова следует выселить.

В коллаборационистской газете «Голос Крыма» была напечатана статья бывшего капитана Красной армии, Станиславского, в которой автор писал, что 27 июля 1942 года прошло торжественное перезахоронение останков русских солдат, чей прах «большевицкие вандалы» выбросили из гробов. На похоронах присутствовали местные жители, немецкие солдаты, офицеры, генералы.

Муж германской крови

Особое внимание на похоронах уделили останкам генерал-адъютант Эдуарда Тотлебена, военного инженера, прибалтийского немца и участника Крымской войны. После православной литургии комендант Севастополя подполковник Гон сказал: «Гробница Тотлебена была разрушена и ограблена. Германское командование считает долгом своей чести восстановить поруганную гробницу Тотлебена, гениального строителя крепости Севастополь. Германские вооружённые силы чтят в лице Тотлебена не только знаменитого генерала, выдающегося военного инженера XIX столетия, но также мужа германской крови».

Из Тотлебена немецкая оккупационная администрация планировала сделать нового мученика, чья память была поругана большевистским режимом. Именем генерала собирались назвать Исторический бульвар Севастополя, а после окончания войны в крымском университете учредить для математиков премию Тотлебена. В особняке, где жил немецкий военачальник хотели создать дом ветеранов войны.

Источник

Добавить комментарий