История

«Линия Кекконена»: какой была политика Финляндии в эпоху холодной войны

«Линия Кекконена»: какой была политика Финляндии в эпоху холодной войны

Сегодня часто можно услышать употребление термина «финляндизация» в негативном контексте применительно к советскому пространству и отдельным странам, входящим в него. Что же означает этот термин? И как Финляндия сумела дать название целому явлению в международных отношениях?

Истоки финляндизации

В 1947 году СССР и Финляндия, вступившая в 1941-м в войну против советов на стороне Германии, заключили Парижский мирный договор, подтверждавший условия Московского договора 1940 года, по которому Финляндия передавала Советскому союзу часть Южной Карелии с Выборгом и область Петсамо.

Этот документ также предусматривал обязательство сторон не заключать союзов и не участвовать в коалициях, направленных друг против друга.

Через год между двумя государствами был заключен Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи, в преамбуле которого подтверждалось «стремление Финляндии оставаться в стороне от противоречий между интересами великих держав».

Таким образом, Финляндия фактически стала нейтральным государством в эпоху холодной войны. Она не вошла ни в один из военно-политических блоков и смогла избежать  и «советизации», и превращения в первые послевоенные годы в государство «народной демократии», как это произошло с восточноевропейскими странами.

Большой вклад в развитие подобной внешнеполитической линии внёс Урхо Калев Кекконен, президент Финляндии с 1956 по 1982 годы. Внешнеполитическая доктрина, которой придерживался Хельсинки в период холодной войны, получила название «линия Кекконена». Сам политик так говорил о финском нейтралитете, который считал «делом своей жизни»:

«Наша политика нейтралитета, как мы неоднократно заявляли, нацелена на то, чтобы вывести Финляндию за пределы внешнеполитических спекуляций».

Особые отношения

Американский историк и политолог Вальтер Лакер в своей книге «Политическая психология умиротворения» выделяет несколько обязательств Финляндии по отношению к СССР, не все из которых были прописаны в договорах 1947-1948 годов.

Прежде всего, Финляндия не могла выступать с внешнеполитическими инициативами, которые шли бы вразрез с интересами СССР и должна была регулярно выражать поддержку действиям Москвы на международной арене. Хельсинки соблюдал свои обязательства в самые критичные моменты холодной войны.

Например, в 1956 году во время голосования в ООН по вопросу вывода советских войск из Венгрии финское правительство не присоединилось к большинству, указывая, что согласие по этому вопросу должно быть достигнуто, в первую очередь, между советским и венгерским правительствами. А в 1971 году, высказываясь по поводу событий 1968-м в Чехословакии, финский министр иностранных дел Вяйнё Лескинен назвал преодоление кризиса, возникшего между двумя блоками в результате Пражской весны, «триумфом европейского взаимопонимания».

Что касается экономики, Финляндия была свободна в выборе своей социально-экономической системы, но при этом должна была поддерживать тесные отношения с СССР и странами-участниками Совета экономической взаимопомощи. Во внутренней политике также ощущалось влияние советско-финских отношений.

Политическая система государства развивалась по западному образцу. Однако, по словам Лакера, Хельсинки придерживался политики «самоцензуры» в своих внутренних делах, чтобы не обострять отношений с соседом. Это, в частности, предусматривало запрет на унижение иностранного государства «в печатной продукции, статьях, рисунках или при помощи других средств выражения».

Так ли страшна финляндизация как её малюют?

В западной прессе и научной литературе термин «финляндизация» получил негативный окрас и употреблялся для обозначения утраты государством национального суверенитета в результате уступок в отношениях с СССР.

Западные политики предостерегали от угрозы выбора такого политического курса. О явлении «финляндизаци» впервые заговорил в 1953 году австрийский министр иностранных дел Карл Грубер. Рассуждая об австрийском нейтралитете, политик предостерёг своё правительство об опасности «политики на финский манер».

Сам термин был введён в 1969-м западногерманским Францем Йозефом Штраусом, который негативно относился к «Остполитик» канцлера Вилли Брандта, считая, что она чревата «финляндизацией» ФРГ.

Хотя негативное отношение к «финляндизации» было доминирующим, на Западе существовала и противоположная точка зрения. В своей книге «Финляндия, финляндизация, Советский союз», опубликованной в 1986 году, французский исследователь Жак Арно подчёркивает, что внешнеполитический курс Финляндии нисколько не препятствовал развитию её экономики и становлению демократических институтов.

И действительно, сегодня Финляндия является примером экономического и политического благосостояния для многих, в том числе и западных, стран. Это подтверждается данными международных организаций.

Недавно Финляндия возглавила рейтинг самых счастливых стран мира ООН, при составлении которого учитывались такие критерии, как ВВП на душу населения, свобода слова, социальная политика, продолжительность жизни и другие.

Источник

 

Добавить комментарий