История

Какие вещи нужно было сделать бойцам Красной Армии после окончания боя

Какие вещи нужно было сделать бойцам Красной Армии после окончания боя

Война ассоциируется в нашем сознании с кровопролитными сражениями, но на самом деле по времени бои занимают небольшую часть солдатской жизни. В основном же повседневность рядовых красноармейцев во время Великой Отечественной войны была заполнена типичными солдатскими тревогами и заботами: поиск еды и лечение, строительство укреплений и гигиенические процедуры, подготовка к боям и утомительные переходы. В общем, после очередного кровопролитного столкновения времени у бойцов на связанные с войной эмоциональные переживания обычно просто не было, приходилось сразу же возвращаться к рутинным солдатским делам.

Правда, сразу же после боя неизменно выполнялось несколько действий. Во-первых, жизненно важной задачей была забота о раненых и их вывоз, если это необходимо. Остающиеся на передовой нередко завидовали легко раненым товарищам: «До свидания! Счастливо отделался!…», — с такими словами провожали получивших возможность отдохнуть в госпитале. Кроме того, если передовая линия была устойчива и бои велись в данное время позиционные, то сразу после боя красноармейцы старались по возможности убрать трупы. Делалось это не только из чувства долга в отношении товарищей, но еще и потому, что иначе через несколько дней над нейтральной полосой поднималась нестерпимая вонь. Как вспоминал фронтовик Н. Н. Никулин в книге «Воспоминания о войне»: «Обычно хоронили солдат, прикрыв их шинелью или куском брезента или просто так», закапывали и все. Другое дело, если нужно было быстро преследовать врага. Тогда о похоронах думать не приходилось. Считалось, что похороны задерживают наступающих и деморализуют, расстраивают боевой дух воинов. Если похоронная команда потом займется погребением — хорошо, а если нет… Часто так и бывало, потому у современных поисковиков много работы.

Кроме того, если бой был удачен и завершился захватом немецких позиций, красноармейцы обыскивали трупы убитых немцев и обшаривали их траншеи и блиндажи. Собирались трофеи: вооружение, техника и предметы солдатского обихода, а самое главное — выпивка и еда! Эти вещи могли хотя бы на какое-то время осчастливить воинов на передовой. Уже в начале 1943 года трофеев стало так много, что пришлось организовать специальные трофейные бригады, занимавшиеся сбором и доставкой на базы хранения германского оружия и всякого военного имущества. Одних только вражеских танков и САУ эти бригады собрали за войну 24 615 единиц! А снаряды, мины — этого «добра» счет шел на десятки миллионов. Кстати, обыскивали зачастую и пленных. Вражеских офицеров могли тут же на месте и допросить. Затем их передавали конвоям для транспортировки в места заключения.

После заботы о раненых, возни с пленными, сбора трофеев и похорон солдаты могли передохнуть или заняться чисткой оружия, помыться и вывести вшей. Вши были вечной окопной проблемой, и многие не упускали ни единой возможности уничтожить гадов — их давили и вычесывали, а также вымачивали белье в бензине. Крайним способом было раздевание: всю завшивленную одежду солдат сбрасывал и держал поблизости от огня. Разбегавшихся от жара вшей тут же ловили и бросали в огонь, где насекомые лопались с характерным треском. На какое-то время это избавляло от напасти.

Важной заботой солдата было добывание еды. Тот же Никулин вспоминал: «Еда не всегда была в наличии. Кроме того, ее крали без стыда и совести, кто только мог. Солдат же должен был помалкивать и терпеть. Такова уж его доля». Так что, если снабженцы не выполняли свою задачу, приходилось думать о пропитании самим. Один боевой товарищ Никулина рассказывал о довольно типичном случае добычи мяса после очередного сражения, когда наступила передышка: «Утащили мы, значицца, из курятника трех кур и индейку, сварили в ведре и сожрали. Представляете, вдвоем! А бульон-то — как янтарь, густой, ароматный, — уже не лезет! Пришлось вылить на землю! Век не забуду!».

Вообще, темой пропитания была пронизана большая часть солдатских разговоров. В поиске еды красноармейцы проявляли недюжинную смекалку. Тот же товарищ Никулина вспоминал об эпизоде своей военной жизни, случившемся после захвата хутора: «Пришли, етта, мы на хутор — хозяина нет. Весь дом обшарили — ничего. Однако дверь дубовая в кладовку заперта. Мы — кувалды в руки и — хрясь! Хря-сь! Но больно крепко все сделано. А тут как раз начальник штаба на шум прибег: «Вы, грит, что, архаровцы, тут громите?!» — «Разрешите доложить, товарищ полковник, хотим проверить, нет ли там шпиенов!» — «Ах так, ну, тогда давайте!» Трахнули мы ешше пару раз, дверь вылетела, а в кладовке — окорока, колбасы, яйца, грибочки маринованные! Ух ты! Вот нажрались-то! Век не забуду!». Даже после кровавых боев человек остается человеком, со своими маленькими слабостями, потребностями и заботами.

Источник

Добавить комментарий