История

Как вести себя в пресс-хате

Как вести себя в пресс-хате

По периодически появляющимся в СМИ сообщениям, подобные камеры в ИВС, СИЗО и тюрьмах, где подследственных подвергают разного рода давлению, чтобы добыть нужные для администрации учреждения показания, существуют и поныне. Опыт нахождения и поведения в них наиболее интересен, когда связан с личными впечатлениями, полученными от пребывания в пресс-хате.

Страшное место

Известный исследователь тюремной субкультуры Виталий Лозовский в своей книге «Как выжить и провести время с пользой в тюрьме» одну из глав посвятил именно поведению осужденного (или подследственного) в пресс-хате. Лозовский пишет, что в современных МЛС чаще всего прессуют не физически, а морально, и особенно этот метод эффективен для первоходов: новичок, непривычный к условиям содержания в ИВС, СИЗО (или тюрьме), испытывает страх одиночества, оторванности от привычной среды. И как только «добровольные помощники» администрации места заключения это почувствуют, им станет гораздо легче сломить дух такого сидельца, для того чтобы заставить его сказать (подписать) все, что требует следователь.

По мнению Лозовского, если заключенный выдерживает подобный прессинг, он победил. Нет — из него можно будет веревки вить. Опытным осужденным (подследственным) в этом смысле попроще, потому что они хотя бы знают азы поведения в МЛС, которое, к слову, может сильно разниться в зависимости от обстоятельств — когда следует быть гибким, чтобы в итоге не сломаться, а когда прикинуться дурачком, схитрить в разумных пределах.

Как пережить «конвейер»

Валерий Карышев, «бандитский адвокат», как он сам себя называет, адвокат по уголовным делам и писатель, рассказывая в одной из своих книг истории помещения в пресс-хаты, приводит свидетельство подозреваемого в вымогательстве и бандитизме, отказавшегося давать показания следователю по возбужденному в отношении него уголовному делу. Тогда в изоляторе временного содержания (ИВС подведомственны системе МВД) его отвели в специальную камеру с крюком на потолке, где сотрудники учреждения жестоко избили подследственного. Рассказчик поведал, что сделать в данном случае ничего было нельзя, даже защититься каким-либо образом не вышло — били дубинками по разным частям тела, в том числе по пяткам, подвешивали на крюк. Потом отливали водой. Следователь впоследствии жалобе на избиения не поверил — сказал, что подозреваемого так отделали сокамерники. Карышев, имея многолетний опыт адвокатской работы (он защищал, к примеру, такого одиозного преступного деятеля, как Александр Солоник) утверждает, что в качестве давления на подследственного с целью получения от него нужных показаний могут использовать не только пресс-хаты.

Сидельца просто перемещают из одной камеры в другую, что само по себе трудно выдержать психологически неподготовленному человеку — он только начинает налаживать контакты в одной «хате», укреплять авторитет среди сокамерников, как его перебрасывают в другое место, где все надо начинать сначала. И эта процедура может длиться сколь угодно долго. При таком конвейере нужно обладать крепкой психикой, чтобы не сломаться.

Федор Крестовый (настоящее имя Андрей Румянцев, писатель, сценарист, актер и рецидивист, отсидевший 12 лет, соавтор сценария «Каникул строгого режима») советует «разбить себе лоб при ментах на обходе», если не переводят из пресс-хаты, а также подключить своего адвоката к решению этого вопроса с начальником ИВС.

Опыт «святого» баптиста

Любопытную историю собственного пребывания в «пресс-камере» (так он ее называл) опубликовал известный в своих кругах служитель церкви евангельских христиан-баптистов, неоднократно судимый в СССР за религиозные убеждения Михаил Хорев. Этот опыт он описывал так. Перед помещением в «пресс-камеру» Хорева свыше 100 суток продержали в ШИЗО без помывки и смены белья. Баптист, к тому времени уже опытный сиделец, знал, что его ждет в пресс-хате. Но, войдя в камеру, как обычно, поздоровался с находившимися там тремя заключенными (они, судя по ответному приветствию, были в курсе, кто он). Попросил помолиться. Разрешили. Потом пошла обычная беседа. Но Хорев догадывался: еще немного, и его собеседники должны начать провоцировать конфликт, за которым неминуемо последует расправа. Между тем спокойный разговор на религиозные темы ничем плохим для баптиста не закончился.

На следующий день в камеру завели еврея, с которого сокамерники Хорева незамедлительно сняли золотые коронки, выбив их черенком ложки. Затем они начали жестоко избивать новичка. Баптист понимал, что по тюремным понятиям он вступаться не должен, иначе за это последует расправа уже над ним.

Но когда на беспамятного еврея, лежавшего на полу камеры, собрались уже прыгать сверху, Хорев оттащил избитого от злодеев, спрыснул лицо водой из-под крана, привел в чувство. Сказал: «Пока я здесь, вы его мучить не будете». «Прессовщики» собрались было приняться за баптиста, но тот заявил, что живет по своим законам, не тюремным, и будет защищать даже мучимую собаку, не то что человека. Потому как сему учит Господь.

Стушевавшиеся от такой неожиданно смелой реакции и неслыханной аргументации сокамерники вызвали надзирателя и предложили «святому», как они называли Хорева, «ломиться отсюда». А вслед прокричали, чтобы в других камерах слышали: «Кто «святого» тронет или хотя бы косо посмотрит в его сторону, тому плохо будет!». Сам Хорев, резюмируя эту историю, посчитал, что ему тогда помогла вера, а итог произошедшего — воля Божья.

Источник

Добавить комментарий