СССР

Как советские подводники перехитрили флот США

О «Карибском кризисе» октября—ноября 1962 года, поставившем нашу планету на грань атомной катастрофы, написаны сотни документальных трудов, публицистических статей и даже художественных произведений. Вот только о подвиге экипажей четырёх советских подводных лодок, вынужденных противостоять 85% судов и самолетов Атлантического флота США, знает далеко не каждый.

Легендарная Б-59, которая могла развязать ядерную войну

Форпост СССР у американских границ

Кубинская революция 1959 года и приход к власти пламенного революционера Фиделя Кастро стал большой неожиданностью для американской военщины, считавшей Остров Свободы своей курортной вотчиной. Немедленно были организованы несколько попыток совершения государственного переворота и физического уничтожения «железного Фиделя», которые с треском провалились. Антиимпериалистическое правительство острова осознало, что искать помощи у соседей бессмысленно, и обратилось за этим к Советскому Союзу.
Славившийся своим взрывным и непредсказуемым характером Никита Хрущев немедленно дал команду разместить на Кубе до 50 тысяч советских военнослужащих, танки, истребительную и бомбардировочную авиацию. Основной ударной силой группировки должны были стать 16 пусковых установок ракет Р-14 и 24 пусковые установки Р-12, способные обрушить на врага ядерные заряды мощностью 70 мегатонн.

Одна из фотографий пусковых установок советских ракет на Кубе, сделанных американскими самолётами-разведчиками
Защищать военнослужащих с воздуха должны были силы ПВО, включающие 12 установок С-75 со 144 ракетами, а также 40 фронтовых истребителей МиГ-21Ф-13.
Но самое главное, в акватории Карибского моря планировалось развернуть 5-й военно-морской флот СССР в составе 26 боевых кораблей и 8 подводных лодок, способных нести на борту торпеды с ядерным боезарядом.
О том, что подготовка к боевым действиям велась очень серьезно, говорит и факт развертывания трех госпиталей на 600 койко-мест, санитарно-противоэпидемиологического отряда, 7 складов с боеприпасами, провиантом и снаряжением, а также полевого хлебозавода.

Начало открытого противостояния

Начальная часть операции по переброске ракетных систем прошла в полном соответствии с планом, но в сентябре—октябре 1962 года почувствовавшие неладное американцы все же смогли установить, что на Кубе находятся советские истребители и бомбардировщики. После расшифровки фотоматериалов, полученных высотными разведчиками U-2, стало ясно, что СССР уже успел развернуть несколько баллистических ракет, способных донести ядерные заряды практически до любой точки в США.
Для защиты собственных интересов 22 октября 1962 года Конгресс США принял решение о полной военной блокаде Кубы, дав разрешение своим ВМС топить любые военные суда и подлодки СССР, пытающиеся прорваться к Острову Свободы. Откуда им было знать, что еще 1 октября из губы Сайда (Кольский полуостров) к берегам Кубы отправились четыре дизельные подводные лодки Северного флота СССР, каждая из которых несла по одной атомной торпеде мощностью 20 килотонн.

Бестолковая организация операции «Кама»

В операции, получившей кодовое название «Кама», приняли экипажи субмарин Б-4 (командир Р. Кетов), Б-36 (А. Дубивко), Б-59 (В. Савицкий) и Б-130 (Н. Шумков). О секретности операции говорит хотя бы тот факт, что капитаны вскрыли специальные командирские пакеты и узнали о маршруте движения лишь после выхода из территориальных вод СССР, а матросы-подводники о цели похода не догадывались вплоть до самого последнего момента.

Нужно сразу сказать, что далекие от подводного флота начальники из Москвы дали указание идти к Кубе на повышенной скорости — до 10 узлов (нормальная — 5-6), что быстро изнашивало дизельные двигатели и приводило к их частным поломкам.
Огромной глупостью стало определение времени для проведения сеансов радиосвязи. По замыслу составителей плана «Кама», лодки должны были всплывать для радиосвязи в темные 00:00 часов по московскому времени. Вот только ни у кого не хватило ума учесть, что в Карибском море в это время всего 4 часа дня, и всплывшая субмарина становится отличной целью для обнаружения и атаки.
О непрофессионализме командования говорит и то факт, что советские подводные лодки не имели системы терморегуляции. В экваториальных морях, где температура забортной воды редко была ниже 30 градусов Цельсия, в отсеках столбик термометра поднимался до +60 градусов, а относительная влажность держалась на уровне 90-100%.

Беззащитные цели для американского флота

Поразительно, но командиров «Буков» (так на флоте называли подлодки серии «Б») просто забыли уведомить о начавшейся 22 октября американской блокаде Кубы, приказав занять позицию в 300 километрах восточнее Багамских островов и готовиться к отражению военной провокации США. При этом применять оружие разрешалось лишь по прямому приказу из Москвы, либо для отражения вражеской атаки, при которой корпус подлодки уже получил пробоину.
Откуда было знать морякам-подводникам, что на их поимку американцы отрядили более 180 военных судов и 200 самолетов противолодочной обороны, получивших задание любой ценой поднять на поверхность советские субмарины и взять в плен членов их экипажа?


Авианосец ВМС США «Рэндольф» CV15
Начавшаяся охота напоминала загон волков. Сверхсовременные гидролокаторы США реагировали на малейшие сигналы, издававшиеся из морских глубин, а самолеты противолодочной обороны немедленно сбрасывали в указанный район акустические буи «Джули» и специальные маркеры, к которым незамедлительно устремлялись 3-4 эсминца.
Эсминцы сбрасывали на лодки учебные глубинные буи и передавали приказы на немедленное всплытие, но командирам «Буков» каждый раз удавалось уходить от преследования. Правда, делалось это в режиме сверхскоростей, а изношенные дальним походом двигатели систематически выходили из строя.

Русская смекалка в безвыходной ситуации

Первой на поверхность 26 октября вынуждена была всплыть Б-130, у которой вышли из строя все три двигателя. К ней подошел патрульный корабль США «Орион» и предложил команде сдаться. Но капитан М. Шумков начал затягивать переговоры, пока экипаж чинил двигатели и осуществлял продувку балласта. Когда ремонтные работы завершились, Б-130 неожиданно ушла на глубину и легко оторвалась от преследователей.
27 октября в окружении 11 американских кораблей, включая авианосец «Рендольф», всплыла Б-59. Не желавшие повторить ошибку с Б-130 американцы начали вести себя гораздо более агрессивно, открыв предупредительный огонь перед носом субмарины, которая в это время проводила зарядку электробатарей.

Спасший планету от ядерного пожара Василий Архипов
Понимая, что оказался в незавидной ситуации, капитан 2-го ранга Валентин Савицкий приказал зарядить атомную торпеду и заявил, что намерен атаковать авианосец «Рэндольф», если американские провокации немедленно не прекратятся.
И пускай практически сразу же им был получен приказ начальника штаба бригады подводных лодок Василия Архипова отказаться от этой затеи, американские вояки быстро остепенились и перестали вести себя настолько агрессивно.
Вечером 29 октября Савицкий отдал неожиданный приказ на погружение, предварительно выбросив за борт привальный брус, к которому моряки прибили большое количество пустых консервных банок. Только через 6 минут американские акустики поняли, что их провели, а Б-59 легко ушла от преследователей.
Экипаж субмарины Б-36 в течение 35 часов уходил от преследования эсминца «Чарльз Сесил», но вынуждена была всплыть, когда американцы сбили рамочную антенну пеленгатора с его рубки. Почти двое суток шли переговоры о «сдаче русских», а 2 ноября Б-36, предварительно забив помехами частоту гидролокатора «Чарльза Сесила», погрузилась на глубину 200 метров и скрылась.

Советская субмарина в окружении кораблей и противолодочных самолетов ВМС США
Только оснащенную новейшей шумопеленгаторной гидроакустической станцией МГ-10 подлодку Б-4 американцам так и не удалось поднять на поверхность. Они несколько раз обнаруживали ее, устраивали настоящие морские облавы с участием десятков кораблей и самолетов, но капитану 2-го ранга Р. Кетову каждый раз удавалось уходить от преследования. Лодка неоднократно по ночам поднималась на поверхность, перезаряжая свои аккумуляторы и пополняя запас свежего воздуха.

Без вины виноватые

Приказ о завершении операции «Кама» поступил только 14 ноября, а к середине декабря все советские субмарины вернулись в порт постоянного базирования. Правда, там их ждали не заслуженные почести, а серьезный нагоняй.

«Знаток» подводной войны Андрей Гречко
Начальник политуправления Северного флота вице-адмирал Сизов прямо сказал, увидеть подводников живыми никто и не ожидал, а возмущенный первый заместитель министра обороны СССР Андрей Гречко даже сломал собственные очки, возмущаясь, почему подводники всплывали в окружении американцев, а не геройски пошли ко дну.
По его мнению, командирам не нужно было ждать команд из Москвы, а моряки должны были просто забросать корабли противника ручными гранатами. Всего-то!!!
Только благодаря заступничеству главнокомандующего ВМФ СССР адмирала Горшкова было решено за этот беспримерный героический поход не наказывать командиров субмарин, а командиру Б-4 Р. Кетову даже вручили орден Красного Знамени.

Источник

 

Добавить комментарий