История

Что говорил Гитлер о Сталине перед своей смертью

Запись последней беседы с фюрером зафиксировал в своем блокноте швейцарский журналист Курт Шпейдель, погибший при штурме Рейхсканцелярии. До конца прошлого века стенограмма предсмертного интервью Адольфа Гитлера пролежала в музее Вооруженных сил. Но благодаря одному любопытному сотруднику упомянутого музея мир все-таки узнал о том, что на самом деле Гитлер думал о Сталине и какие действия советского вождя одобрял.

Интервью в бункере

Как утверждает Бореслав Скляревский, автор книги «Тайна трагедии 22 июня 1941 года», незадолго до смерти, а именно в конце апреля 1945 года Адольф Гитлер, уже находившийся в бункере, велел своему личному секретарю Мартину Борману разыскать и привести к нему журналиста, способного взять у него интервью. Однако фюрер поставил одно условие: для того, чтобы его последнее интервью было объективным и непредвзятым, он хотел встретиться исключительно с гражданином нейтрального государства. Именно поэтому в бункере Гитлера оказался швейцарец Курт Шпейдель.

Если верить Григорию Киселеву, автору книги «Неудобная правда о взятии рейхстага. Поиск, исследование, реконструкция», при штурме Рейхсканцелярии Шпейдель погиб. Однако блокнот журналиста со стенограммой уникальной беседы уцелел. До 1990-х годов он хранился в архиве музея Вооруженных сил, пока один любопытный сотрудник упомянутого музея не взялся расшифровать стенограмму. Оказалось, что столько лет в архиве пылился поистине сенсационный материал. Впервые часть интервью была опубликована в прессе в 1995 году.

О Сталине, русских и России

Александр Щербаков-Ижевский в своей книге «Маршал Победы Жуков – Каин?» (серия «Бессмертный полк») пишет о том, что в своем предсмертном интервью лидер Германии вспомнил о заговоре, направленном против него самого. Адольф Гитлер сетовал на то, что Вермахт его предал, и именно поэтому он считал, что гибнет от рук собственных генералов. В этой связи Гитлер неожиданно переключился на Сталина и уверено заявил о том, что советский вождь правильно поступил, устроив «чистку в рядах Красной Армии и тем самым избавившись от прогнивших аристократов».

Согласно стенограмме, фюрер действительно осознавал свое поражение и поражение Германии. Однако он заявил, что национал-социализм вовсе не проиграл. Если верить Виктору Филатову, автору книги «Коды Торы», Гитлер сообщил Шпейделю о том, что он ничуть не удивился бы, если бы узнал, что в XXI веке национал-социализм победит даже в России. По собственному признанию Адольфа Гитлера, он никогда не идеализировал русских, в которых «слишком много азиатского», но согласился с тем, что именно русские «оказались сильнее и выносливее» всех, кто принимал участие во Второй мировой войне.

О чем жалел Гитлер?

Примечательно, что Адольф Гитлер уверял Курта Шпейделя в том, что он вовсе не хотел разжигать войну, и вообще не от него одного зависело это решение. Поэтому неудивительно, что на вопрос швейцарского журналиста о каком поступке фюрер жалел больше всего, тот ответил: «Разгон верхушки СА в 1934 году и казнь Рема». По крайней мере, такую цитату из предсмертного интервью Гитлера приводит в своей книге «Русь – неделимое будущее…» Анатолий Терещенко. В апреле 1945 года Гитлер уже считал Эрнста Рема преданным национал-социалистом, который шел с ним плечом к плечу с самого начала борьбы.

Действительно Эрнст Рем был одним из первых членов НСДАП. Тем не менее, как пишет Андрей Васильченко в своей книге «Гиммлер. Инквизитор в пенсне», в 1934 году он был арестован, как и многие руководители СА, во время так называемой «ночи длинных ножей». Впоследствии Рем был убит по приказу Гитлера. Нацистский лидер вспоминал в своем последнем интервью: «Эрнст был моим другом и умер с моим именем на устах». И в самом деле перед расправой Рем произнес имя Гитлера, но сказал ли он «Славься, мой фюрер!» или «Пусть Адольф лично расстреляет меня!» так и осталось тайной.

Источник

Добавить комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com